« Назад
Новости
Тренировка в Дайтокане.
Тренировка в Дайтокане.
13 мая 2013.

Интервью с шиханом Антонино Черта

Шихан Антонино Черта согласился дать нам небольшое интервью и ответил на некоторые интересующие нас вопросы.

1. Сенсей, Вы эксперт в боевых искусствах, у вас богатый опыт во многих школах единоборств. Прежде чем начать заниматься Дайто-рю, Вы много лет посвятили Айкидо. Расскажите, как Вы решили начать заниматься Айкидо.

Тренировка в Дайтокане. Я начал заниматься в возрасте 15 лет будучи под впечатлением от первых фильмов про кунг-фу, которые в то время покоряли запад (1965г).

Я выбрал Айкидо (кстати, в то время было трудно найти Додзе, в котором бы преподавалось Айкидо, но на счастье в Милане было одно из первых Додзе в Италии) потому, что это была красивая система самообороны. Меня привлекали две вещи: первое это самооборона, второе — красота движений. К тому же, в то время я был тощим подростком и мне хотелось стать более развитым физически.Должен заметить, что в то время (примерно 1965-70г.) Айкидо было несколько более жестким по сравнению с тем, что практикуется сегодня. Тогда использовали движения более короткие и жесткие, рычаги и броски делались практически «до конца». И мне это нравилось.
Я мечтал быть самураем и желание носить хакама с первых дней занятий подпитывало мои подростковые мечты. Конечно же, я был очарован миром самураев и Японией в целом. В следующем году я также начал заниматься каратэ, чтобы дополнить и расширить свои навыки в боевых искусствах.

2. Кода у Вас появилось ощущение, что Айкидо это не то что вы искали?

Как я уже говорил, я был очарован Айкидо как боевым искусством, но, к сожалению, я видел, что с течением времени оно сильно удаляется от своего изначального предназначения, хотя в мире еще были мастера, которые сохранили изначальное Айкидо. Примерно 1985-90 «мое» Айкидо претерпело кризис. Я посещал многие семинары японских и не-японских шиханов, которые проходили в Европе, все они напыщенно говорили о философской составляющей Айкидо, оставляя без внимания боевую составляющую. Также я видел, что если некто наносил атеми во время исполнения техники, то такое исполнение техники выглядело «неортодоксальным». Я видел, что передвижения в техниках, особенно тай сабаки, усложняются и их становиться все больше, в во время исполнения одной техники шихан мог сделать 5 или 6 тайсабаки прежде чем бросить или обездвижить уке.
Я видел, что шиханы показывают техники со своими персональными уке, которые всегда готовы прыгнуть на страховку при любом намеке на бросок, даже при отсутствии физического контакта. Все это повергало меня в глубокое уныние. Возможно ли, что все проделанное О-Сенсеем, весь его путь в боевых искусствах выродился в такое? Я не мог тогда и не могу до сих пор принимать такое Айкидо! Айкидо по-прежнему оставалось великолепным боевым искусством, ему только нужно было сделать шаг назад, задуматься над собственной историей. В результате я подумал, что только возврат к истоку мог бы вернуть Айкидо, только отыскав и изучив первоисточник, я мог снова обрести мое любимое боевое искусство. В 1991 году я уехал в Абашири, Хокайдо. Остальное вы знаете, если читали мою книгу.

3. Как Вы считаете, какие главные отличия между Айкидо и Дайто-рю?

1991 год. Антонино Черта в Дайтокане, зарегистрирован с белым поясом и полон эмоций.

1991 год. Антонино Черта в Дайтокане, зарегистрирован с белым поясом и полон эмоций.

В то время просто чтобы войти в Додзе необходимо было приглашение от кого-то из занимающихся. Если же ты хотел заниматься на тренировках, необходимо было иметь приглашение от уважаемого человека, которого Шихан знал лично. К счастью, такое приглашение у меня было от моего друга, который занимался поставками электрооборудования из Японии. Когда передо мной в первый раз открылись шожи (раздвижные двери) Дайтокана, я подумал «Вот я вхожу в самое сердце Японского Будо, место, где сконцентрировано более 1000 лет самурайской истории».
Внутри здания царила атмосфера истории, обстановка строгости, на стенах была вывешена часть обширной программы школы: два больших плаката, по одному на каждый стороне (шимосеки и джосеки) с названиями техник из хиден мокуроку, которые позволяли каждому в процессе тренировки, видеть и читать последовательность техник. На одной из стен также находилось описания ката Оноха Итторю кендзюцу, в глубине таким же образом располагалась программа Айки кэмпо.
Анекдот: естественно, все было написано иероглифами, читать которые я еще не умел. Поскольку я записывал в тетрадь названия и последовательность каждой техники в соответствии со списком Иккаджо, то во время тренировки я щеголял умением читать иероглифы, точно называя упражнение, которое нам предстояло выполнить. На самом же деле я знал только расположение иероглифа относительно описания упражнения на плакате. Пункт первый — иппондори, пункт второй — гьяку уде дори, как-то так. Мои товарищи восхищались тем, что кто-то смог так быстро научиться читать по-японски.
На стороне Камидза возвышался алтарь Шинто, покрытый знаменем из ткани фиолетового цвета (цвет самураев и императора), с напечатанными на нем мон клана Такеда.
На конструкции поддерживающей алтарь вывешивался лист бумаги с написанными на нем философскими высказываниями, которые менялись каждый месяц.
Цена месячного курса тренировки в 1991 была эквивалентна нынешним пяти евро. В прихожей имелся открытый ящик, наполненный фиолетовыми сумочками с написанными на них именами занимающихся. Каждый из них клал в эту сумочку деньги, и секретарь ежемесячно их оттуда забирал и отмечал платеж. Пустые сумочки возвращались на свое место. Позже я узнал, что такая обстановка была типична для старых японских школ (корю). В общем, о таком традиционном японском додзе я всегда мечтал, и это была честь находится в подобном месте. Там я начал тренировался и в скором времени вполне обжился.

4. Сенсей, вы не могли бы сказать пару слов о концепции Айки в Дайто-рю?

Конечно, в Абашири концепция Айки это был просто поиск способа объединения с движением укэ(толкать/тянуть), если он толкает тогда я двигаюсь назад и тяну, если он тянет тогда иду вперед и толкаю. Эта «тактика» используется в основном при непосредственном контакте, например катате дори или муне дори, эри дори и т.д. Поэтому концепция Айки является наиболее важным принципом понятия Дзю. И тут нет ничего мистического связанного с концепцией духа.

5. Насколько тяжел был переход от Айкидо к Дайто-рю?

Шихан Черта и Шихан Сано в Китами, тренировка на открытом воздухе (тэнугуи носится во время тренировки за пределами додзе, как и в любом корю)

Шихан Черта и Шихан Сано в Китами, тренировка на открытом воздухе (тэнугуи носится во время тренировки за пределами додзе, как и в любом корю)

С точки зрения техник ничего сложного не было. У меня была привычка каждый день после тренировки записывать техники, которые в этот день изучались в тетрадь для заметок (эту привычку я сохранил и сейчас). Когда мне преподавали иппондори, я записывал «икке омотэ», далее следовало описание, когда мне преподавали гяку удэ дори, я записывал «нике омотэ», далее следовало описание, и так далее.
Поэтому мне было несложно запоминать множество техник. Сложность была в том изменить отношение к БИ, речь идет о крайне решительном исполнении техник (киме вадза) В Дайто-рю постоянно используются атеми, когда я увидел в первый раз как наноситься удар ногой во время выполнения техники на коленях (идори/суваривадза), я воскликнул: «Ух ты, вот это и есть боевое искусство»Я должен был полностью изменить мою манеру исполнения техник, начиная от скорости реакции, заканчивая скоростью выполнения техники. Приведу пример, типичное поведения практикующего Айкидо на атаку — это уйти с линии атаки с помощью тайсабаки, начальное движение делается с нарастающим ускорением, в конце движения на выходе из тайсабаки скорость техники постоянна, все тело (тоже касается тела уке) двигается с постоянной скоростью, вплоть до окончания техники.
В реальной схватке такого не может быть, где каждое действия и реакция противников непостоянны и ассиметричны. Каждое действие происходит в произвольный момент, скорость меняется от нуля до максимума и обратно каждую секунду, каждый из противников двигается в своей манере, каждый по-своему.
Поэтому, древние самураи искали и нашли принцип Дзю (Податливость) — согласовать свои действия с действиями атакующего было одной из наибольших сложностей во время схватки. По своему опыту самураи видели, что это принцип наиболее эффективен в соотношении минимальное воздействие при большей эффективности, но, в то же время, наиболее сложен в применении. Это и было самое сложное из того, что мне встретилось.

6. Как вы думаете, можно ли совмещать занятия Айкидо и Дайто-рю?

Конечно. Адепт Айкидо через занятия Дайто-рю может лучше понять техники, которые он практикует. Так же он поймет историческое происхождение той или иной техники. Как я говорил до этого, если Айкидоки сделали бы «шаг назад» с точки зрения истории это сказалось бы самым благоприятным образом на их техниках.
Эти два искусства дополняют друг друга, оба они могут изучаться одновременно любителем японских БИ.

7. Ваши первые впечатления после визита в Дайтокан?

Камидза в Дайтокане.

Камидза в Дайтокане.

В то время просто чтобы войти в Додзе необходимо было приглашение от кого-то из занимающихся. Если же ты хотел заниматься на тренировках, необходимо было иметь приглашение от уважаемого человека, которого Шихан знал лично. К счастью, такое приглашение у меня было от моего друга, который занимался поставками электрооборудования из Японии. Когда передо мной в первый раз открылись шожи (раздвижные двери) Дайтокана, я подумал «Вот я вхожу в самое сердце Японского Будо, место, где сконцентрировано более 1000 лет самурайской истории».
Внутри здания царила атмосфера истории, обстановка строгости, на стенах была вывешена часть обширной программы школы: два больших плаката, по одному на каждый стороне (шимосеки и джосеки) с названиями техник из хиден мокуроку, которые позволяли каждому в процессе тренировки, видеть и читать последовательность техник. На одной из стен также находилось описания ката Оноха Итторю кендзюцу, в глубине таким же образом располагалась программа Айки кэмпо.
Анекдот: естественно, все было написано иероглифами, читать которые я еще не умел. Поскольку я записывал в тетрадь названия и последовательность каждой техники в соответствии со списком Иккаджо, то во время тренировки я щеголял умением читать иероглифы, точно называя упражнение, которое нам предстояло выполнить. На самом же деле я знал только расположение иероглифа относительно описания упражнения на плакате. Пункт первый — иппондори, пункт второй — гьяку уде дори, как-то так. Мои товарищи восхищались тем, что кто-то смог так быстро научиться читать по-японски.
На стороне Камидза возвышался алтарь Шинто, покрытый знаменем из ткани фиолетового цвета (цвет самураев и императора), с напечатанными на нем мон клана Такеда.
На конструкции поддерживающей алтарь вывешивался лист бумаги с написанными на нем философскими высказываниями, которые менялись каждый месяц.
Цена месячного курса тренировки в 1991 была эквивалентна нынешним пяти евро. В прихожей имелся открытый ящик, наполненный фиолетовыми сумочками с написанными на них именами занимающихся. Каждый из них клал в эту сумочку деньги, и секретарь ежемесячно их оттуда забирал и отмечал платеж. Пустые сумочки возвращались на свое место. Позже я узнал, что такая обстановка была типична для старых японских школ (корю). В общем, о таком традиционном японском додзе я всегда мечтал, и это была честь находится в подобном месте. Там я начал тренировался и в скором времени вполне обжился.

8. Какими были тренировки в Дайтокане?

Антонино Черта на тренировке в Дайтокане

Антонино Черта на тренировке в Дайтокане

Жесткими и жестким также было татами! Как вы знаете старое японское татами сделано из прессованной рисовой соломы. Зимой влага внутри татами замерзала, делая татами твердым как каменная плита, летом множество падений поднимало облако соломенной пыли, которым приходилось дышать. Общие тренировки проходили только вечером, днем, в рабочие часы, тренировки вели только юданша. Я начинал тренироваться утром, меня обучал юданша один из лучших преподавателей для иностранца, это Като Шихан. Днем преподавал Арисава Шихан, он работал недалеко в известном местном музее тюрьмы в Абашире. Когда не было никого из преподавателей, я тренировался с господином Кобаяши, который жил в додзе и исполнял обязанности секретаря. Потом приходил Като или же Арисава и преподавали нам двоим. Иногда на выходных мы садились на поезд и ехали в соседний город Китами, где располагались додзе Сано Шихана, который по пятницам часто присутствовал в Дайтокане. От Сано Шихана я перенял Айкинодзюцу, это были его любые техники, как и техники касадори (техники с традиционным японским зонтом), который часто показывал на демонстрациях. От Арисава Шихана я перенял много техник дзюдзюцу, а потом и Оно-ха Итто рю кендзюцу, он был любимым шидачи Такеда Соке.

9. Вы были учидэши пожилого сенсея Токимунэ, расскажите каким он был?

Я мало что могу рассказать. В 1991 году он плохо себя чувствовал и редко появлялся в додзе, в сопровождении своей жены и кого-нибудь из шиханов. В этом же году он лег в больницу. Но если судить по рассказам его преданных учеников, которые были вместе с ним более сорока лет, он был учителем суровым, но не злым. Он был очень требовательным и серьезным, все время говорил, что самое важное это решимость в выполнении техники, а не сама техника. Боевой дух был превыше всего. Жаль, я поздно узнал его.

10. Как вы стали учедеши? Как не-японцу удалось стать учедеши в японском додзе?

Сенсей Токимуне

Сенсей Токимуне

Летом 1991-го года я стал учидэши. Как я уже говорил выше, мой друг был важной персоной в японо-итальянском бизнесе, и ему удалось, не знаю как, установить отношения с Дайтоканом в Абашире и отправить туда письмо с моими рекомендациями, где говорилось о тридцати годах занятий японскими боевыми искусствами. Возможно, это показалось достаточным, чтобы принять меня в додзе как гостя и как ученика.

11. Как протекала жизнь учидеши?

В Японии до сих пор существует обычай после занятий убираться в додзе. «Внутренним» ученикам предписывалось в свободное от занятий время убираться в туалетах и на кухне, топить печь, приводить в порядок канцелярию и территорию вокруг Дайтокана .

12. Вы посветили свою жизнь изучению Дайто-рю, приходилось ли Вам когда-либо использовать Ваши навыки на практике?

Конечно, несколько сломанных рук, несколькими головами я постучал по мостовой, несколько жестких атэми. Я использовал также технику Айкидо, но я не хочу говорить об этом моем опыте.

13. Меняется ли с течением времени ваше видение Дайто-рю.

Конечно, но только в деталях, потому что следует сохранять все время свежий взгляд начиняющего, не переставать пересматривать то, что усвоил раньше, но в целом же, нет, не изменилось. В конечном итоге, Дайто-рю — это боевое искусство целостное и гармоничное, глубоко связанное с историей Японии через семьи Айцу, Такеда и Минамото. Изысканно японское боевое искусство, оно сохранилось в веках неизмененным. В Дайто-рю есть всестороннее описание техник и, что не менее важное чем сами техники, описание методов тренировки, такие как ойо вадза, хенка вадза, рензоку вадза и кимэ вадза . Еще особенность: систему обучения включены важнейшие элементы традиционного японского Будо, такие как киай, энзо-но-метсуке, ма-ай, камае, дзаншин, шиме. Немногие школы боевых искусств сегодня используют и преподают эти старинные методики. Для меня это важно, не менее чем собственно обучение различным техникам.

14. Сенсей, вы преподаете во многих странах, есть ли разница между странами?

Практика различных боевых искусств в стране отражает народ и состояние экономики этой страны, каждый народ имеет свои фундаментальные историко-культурные особенности и это отражается в практике боевых искусств. Если в истории народа было много воин это конечно отражается на людях, взять хотя бы для примера японцев. Потом, как мне кажется, уровень благосостояния страны, ее экономика, тоже не может не влиять, тут наблюдается прямая зависимость, приведу пример: если состояние экономики страны долгое время не в лучшем состоянии, то и практика БИ будет жесткой, а какой ей еще быть если, допустим, в додзе нет кондиционера, нет душа и, может быть, даже отсутствует татами и броски происходят на жестком полу. Техники мощные, с чрезмерным использованием физической силы, боевые искусства становятся как бы социальным «возмездием» для практикующего. В тоже время, в развитых странах тоже БИ становится более мягким, додзе перестает быть додзе и становится просто спортивным залом, оснащенным кондиционером и горячем душем и прочими излишками комфорта. Это все постепенно ослабляет дух боевых искусств. Связь между Сенсеем и учеником из личной связи превращается в связь коммерческую и ученик превращается в клиента. Теряется тот тип отношений, которым следует изучать Будо: почтение и полное доверие ученика к Сенсею на пути к высоким уровням в изучаемой школе, при этом ученик никогда не требует себе высоких степеней (данов), так как знает, что когда он будет готов Учитель даст ему заслуженную степень, возможно даже без экзамена.
Если Сенсей старается всеми способами повысить технический уровень своего деши, это единственный способ развивать школу, в тоже время, в случае коммерческих отношений, Сенсей старается чтобы клиент как можно дольше оставался на том уровне, когда ему максимально долго необходимы уроки сенсея.

15. Каким вам видится Дайто-рю в России?

Надеюсь, мое скромное участие поможет развитию Дайто-рю в России.
Вы гордый и сильный народ, привыкший противостоять различным сложностям, как историческим, так и экономическим. Вы обладаете сильным боевыми духом и технический уровень, который я видел, также высок. Я считаю, что у Москвы есть все шансы в ближайшем будущем стать столицей японских боевых искусств, тут проходит большое количество семинаров различных Шиханов/Сенсеев множества школ и стилей, от карате до кендзюцу, также многих школ корю. Я верю в развитие нашей школы в вашей стране, думаю, что через некоторое время появятся множество додзе разборсанных где бы то не было, где будет излучаться Дайто-рю жесткое,эффективное и с высоким техническим уровнем.

16. Сенсей, на ютубе нет видео с вашим участием, многие спрашивают почему?

Семинар Шихана Антонино Черта в московском додзе «Саторикан»

Семинар Шихана Антонино Черта в московском додзе «Саторикан»

Я консервативный преподаватель, думаю что БИ должно передаваться от Сенсея, а не с помощью электронных средств (например DVD). Ютуб как реклама это палка о двух концах, с одной стороны есть ощущение, что если ты там присутствуешь, то весь мир может о тебе узнать, но с другой стороны, могут ли те, кто смотрит на тебя за несколько секунд в нескольких роликах понять действительно твоя техника работает, конечно же нет. Многие годы жестких тренировок, которые будут оцениваться по нескольким мгновения видео и оцениваться кем? Всегда найдется тот, кто будет критиковать твою технику. Нет, я не могу такое принять.
Если кто-то действительно желает узнать насколько я хорош, пускай приезжает ко мне в Италию и убеждается лично или пускай поработает с моими учениками из тех, что занимаются у меня много лет. Думаю, что это наилучшая реклама. Я всегда советую моим ученикам ничего не выкладывать на ютуб, но тренироваться жестко и серьезно, все остальное придет за этим, пожалуй, в том числе известность в своей стране или же мировая известность!

 

 

 

 

Antonino Certa Shihan — Italia
Интервью провел и перевел Михаил Кузнецов